КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС -1

И не надо, как безответственный иностранный сатана Воланд, говорить, что он испортил москвичей. Ибо – нехрен. Квартирный вопрос испортил жи..телей города Питера *, Воронежа, и даже Урюпинска. ТОГДА – был первый подход, с 90-х – второй, обратный. 90 лет назад, квартиры «уплотняли». Честно говоря, не очень понятно, в чью пользу – откуда набегали эти новоявленные горожане? Мой прадед вполне легально переехал в самом начале ХХ века в Москву, на Большую Спасскую, 6 (сейчас там гостиница «Волга»), имел 6 человек детей, работу скорняка, 50 рублей в месяц, и был церковным старостой. Да, «понаехал» в Москву…

Другого прадеда, турнули где-то в 1926-м, где он был Управляющим. Просто – управлял хозяйским хутором. Пришли Большевики – и мой прадед стал вроде как кулаком… Но – Бог уберёг, не только отец Павлика Морозова, но и пред.сельсовета моего прадеда, имел не только печать, но и совесть… Они уехали ночью, на двух подводах, накануне раскулачивания. Никому ничего дурного не сделали, их не искали.

В Великую Отечественную, без вести пропали мой дед (1941), дядя (1943). Нет их могил.

А на месте прадедового хутора под Гжатском (ныне – Гагариным) – пустырь. Видимо, так было надо. «Большие Палатки» назывался.